KSTATIE.com | КСТАТИ

Песни о вечном

Роджер Уотерс показал россиянам “Стену”

Песни о вечномМозговой центр Pink Floyd Роджер Уотерс привез в Россию главное произведение своей жизни. За два часа музыкант выстроил на сцене “Олимпийского”, а затем разрушил монументальную стену – символ отчуждения, одиночества и неволи. 68-летний Уотерс уже намекнул, что это шоу, скорее всего, станет его лебединой песней.

Любители Pink Floyd, коих в нашей стране миллионы (что подтверждается аншлагом в Москве, несмотря на посредственную организацию), как правило, делятся на два вида. Одни беззаветно славят неуемный концептуализм группы, вершиной которого стал двойной альбом “The Wall” 1979 года, сочиненный басистом Роджером Уотерсом практически в одиночку. Другие видят в этой болезненной тяге к эпичности и гигантомании истинную причину распада коллектива.

Как бы то ни было, “Стена” (и снятый по ее мотивам фильм Алана Паркера) была и до сих пор остается в ряду важнейших музыкальных записей ХХ века. Это масштабное полотно, несмотря на изрядную претенциозность и некоторое занудство, особенно во второй части, явилось довольно точным слепком своей эпохи, запечатлев через призму одного человека все страхи и переживания того времени.

И, как выясняется, не только того времени. Стоило Роджеру добавить несколько современных символов, как история мальчика Пинка стала абсолютно вневременной. Она даже несколько отходит на второй план и служит фоном для того, чтобы задуматься о базовых и вечных ценностях, правах и свободах гражданина, войне и мире, добре и зле.

Уотерс, конечно, эксплуатирует образ стены направо и налево, постоянно добавляя к оригинальной истории новые штрихи и краски. Выстроенные в начале шоу по бокам сцены кирпичи сплошь изрисованы граффити в духе Бэнкси с надписями вроде “If at first you don’t succeed call an airstrike”. На открывающем треке в стену врезается пикирующий самолет, а затем по всему периметру сцены зажигаются фейерверки.

Первый эмоциональный пик предсказуемо приходится на одну из самых гениальных связок в истории рок-н-ролла – “The Happiest Days of Our Lives” и “Another Brick in the Wall, Part 2”, где вторая выступает в роли гимна анархизму и протеста против системы почище “God Save The Queen”. В момент, когда весь зал хором скандирует “We don’t need no education”, над сценой возвышается мерзкий бутафорский учитель, которому противостоит толпа детей.

В песне “Mother” Уотерс устраивает перекличку с прошлым; припев за него исполняет Уотерс с концерта в Лондоне 1980 года, кадры с которого транслируются на большом экране. На строчке “Мама, можно ли доверять правительству?” на стене проявляется надпись “No Fuckin Way” и ее русский эквивалент “Никогда, блин”. Затем же заботливая мамаша превращается в натуральную камеру слежения.

Антивоенная “Goodbye Blue Sky” тоже наполняется новыми символами и смыслами. Летящие в небе истребители выбрасывают из бомбоотсеков христианские кресты, мусульманские полумесяцы, звезды Давида, серпы и молоты, знаки доллара, логотипы Shell и Mercedes. Упав на землю, они заливают все вокруг кровью.

В это время техники методично по кирпичу возводят на сцене огромную стену, которая к концу первого отделения полностью отгораживает зрителей от музыкантов. На словах Уотерса “Goodbye Cruel World” последний кирпич закрывает его лицо.

В перерыве на стену проецируются фотографии погибших в военных конфликтах, присланные основателю Pink Floyd со всего света. Среди них люди, погибшие во время Первой и Второй мировых войн, в Ираке, Афганистане и Южной Осетии.

Второе отделение, как и сама пластинка, менее драматично и динамично, поскольку проходит на фоне статичной стены. От этого немного приглушается, например, величие песни “Hey You”; исполнители невидимы, на авансцене не появляются, и оттого не покидает ощущение, что тебе просто включили фонограмму.

Впрочем, напряжение изрядно нарастает к треку “Bring the Boys Back Home” с проецируемыми цитатами из Дуайта Эйзенхауэра и нетленному хиту “Comfortably Numb”, который, как и положено, исполняется вторым вокалистом и гитаристом на самом верху стены (на одном из ближайших показов “Стены” в Великобритании эту роль исполнит Дэвид Гилмор).

Своего апофеоза шоу достигает на повторной репризе “In the Flesh”, где группа появляется на сцене в псевдо-нацистской экипировке, а Уотерс предстает в образе эдакого фюрера. Над залом парит гигантский черный хряк, на боку которого написано “Drink Kalashnikov Vodka”, а в конце номера автор “Стены” расстреливает публику из автомата. Следующий трек “Run Like Hell” развивает и довершает тоталитарную тематику. На стене мелькают люди в диапазоне от Гитлера до Обамы с белыми наушниками (привет, Стив Джобс!); изображения разбавляются надписями вроде “iProfit”, “iPaint”, “iKill” и “iPay”. Для того чтобы расставить все на свои места, Уотерсу потребовалось заменить всего одну букву в популярнейшем гаджете компании Apple (впрочем, альбомы Pink Floyd и сольники певца в iTunes присутствуют и очень неплохо там продаются).

До конца очароваться действом не позволяет разве что финал. Анимационный “The Trial” полностью взят из фильма Паркера, а сама стена, выполненная из картонных блоков, рушится не вполне убедительно. На обломках появляются музыканты и играют “Outside the Wall”, в которой Роджер солирует на трубе.

“Стена” в ее нынешнем виде – это, конечно, не просто концерт, это в первую очередь мощнейшая политическая агитка, причем очень прямолинейная. Как пел другой классик, символы слишком ясны. Посыл Уотерса прост: свобода, равенство и братство, нет войне, тирании и угнетению, долой общество потребления, дутые идеологии и так далее. В этом смысле он очень похож на Боно, который многих раздражает своими “проповедями” на концертах U2.

По части зрелищности “Стена” с легкостью превосходит самый прибыльный тур всех времен. Но жаждущим развлечений здесь определенно не место. Равно как и скептикам и циникам, которые вряд ли поверят в искренность Уотерса. В наше время вообще как-то не принято доверять тому, кто говорит простыми словами о простых истинах.

Александр Филимонов
lenta.ru

Leave a Reply

*

НА ЗАМЕТКУ

  • “Кровь сначала следует промыть холодной водой, и чем раньше, тем лучше.”
  • “Молоком хорошо чистить позолоченные рамы, зеркала и клавиши.”
  • “Пейте зеленый чай. Помимо того, что он богат антиоксидантами - витаминами С и Е, зеленый чай также способствует пищеварению.”
  • “Старайтесь не досаливать пищу, соль способствует задержке жидкости в организме;”
  • “Жир при жарении меньше разбрызгивается, если на сковородку посыпать немного соли.”
  • “Повышенная чувствительность груди. Если вы беременны, то через неделю-две скоррее всего заметите, что грудь стала более чувствительной. Кроме этого, может появиться ощущение, что грудь несколько \"раздулась\".”
  • “Регулярно ешьте морепродукты. Жирную рыбу (сельдь, скумбрию, сардины, тунца, консервированную рыбу) обязательно есть хотя бы раз в неделю.”
  • “Тошнота и недомагание
    Если вы беременны, то уже через неделю после овуляции вы можете чувствовать утреннее недомогание.”
  • “Съедайте не менее 5 порций фруктов, овощей и бобовых (бобов, красной фасоли, чечевицы) в день. Одна порция равна 2-3 столовым ложкам овощей, или 1 большому фрукту, например банану, или 2-3 маленьким, к примеру сливам, или 1 маленькой чашке фруктового салата или овощного рагу, или 1 стакану сока.Овощи и фрукты богаты кальцием, который снижает кровяное давление.”
  • “Если на глазу выскочил ячмень, смешайте измельченный капустный лист с сырым белком одного куриного яйца, заверните полученную массу в чистую марлю и приложите к образованию. После нескольких таких компрессов ячмень рассосется. Можно при ячмене горсть сухого инжира заварить стаканом кипящего молока, дать немного остыть, затем растереть инжир в молоке и принимать эту смесь по 0,5 стакана 2-3 раза в день за 30-40 минут до еды. Помогают избавиться от ячменя и теплые компрессы на больной глаз с крепкой заваркой черного чая.”
  • “Не ешьте перед сном. Если чувствуете голод, лучше выпить стакан тёплого молока. Можно добавить немного кардамона, имбиря - о вкусах не спорят.”
  • “Занимайтесь сексом: за час активного секса сжигается около 250 калорий.”
Log in |