KSTATIE.com | КСТАТИ

Как колорадский жук получил своё имя? Как жук в Россию попал?

Как колорадский жук в Россию попал?С этим колорадским жуком с самого начала – сплошные непонятки. Вот почему, за какие такие заслуги получил он своё имя, не к ночи будь оно помянуто на любой российской кухне?

Говорят, что он родом из американского штата Колорадо. Мол, оттуда вся эта напасть на наших полях. А вот и неправильно говорят. Если верить В. Тауэру… А если к его мнению прислушивается всё мировое этимологическое сообщество, нам – какой резон не верить известному американскому учёному? Ему там, на местности, виднее. Вот он посмотрел, посмотрел по окрестностям… И выдал.

Мол, родина этого самого жука-листоеда – северо-восток Мексики. Есть там провинция. Только не административная. Зоогеографическая. Сонорской называется. Вот там… Там род этого жука насчитывает почти 50 видов. Такого видового разнообразия нигде больше не найти. А потому в этом самом Соноре и – родина его.

Не спорю, может, и не самая лучшая. Один паслён кругом. Да и не очень его много, если на все 50 видов разделить. И то, смотря как делить. Если поровну, то должно было что-то и нашему герою достаться. Так нет. Бросили остальные 49 революционный клич и стали – «по справедливости»…

Ну, и… Рыба ищет, где глубже, а жук-листоед, где листвы больше. Вот и начал пока ещё не колорадский искать. И пополз, куда глаза глядят. И не только пополз.

Он, между прочим, летает неплохо. Если захочет, конечно. Правда, хочет, обычно, не всегда. Утром, вечером, как правило, ему эти полёты совсем не в жилу. Вечером, оно и понятно – поужинать бы. Да с запасом. Ночью же, как матушка Головлёва обычно говаривала – «кормить не будут». Ну, а утром – завтрак. Он для жука – святое: «Какой такой павлин-мавлин? Не видишь, мы – кушаем!»

Так что только днём. И то, если погода лётная. Да даже если и лётная, но прохладно… Нет, и не просите. Не полетит жук. А вот если не только ясно, но и тепло… Плюс ветер попутный. Вот тогда можно и полетать. Со скоростью километров 8 в час.

Вот и пополз-полетел жук, куда глаза глядят. А глаза его смотрели на север. Транзитом через пустыни Аризоны и Техаса прямо на восточные склоны Скалистых гор. Пустыни они ж жуку – вроде как и без надобности. Там с листвой, как и с бумагой, вечная напряженка. Другое дело – у гор этих.

Там же пионеры! Даже с красными галстуками, что многие из нас носили когда-то. Но у американцев – вечно что-нибудь обязательно с вывертом. Пионеры у них – это и не школьники совсем. Взрослые дяди и тёти, которым не понравилось чем-то восточное, атлантическое побережье континента. Они и ломанулись через леса, горы и прерии. На запад. Переселенцами. Со всем своим скарбом ломанулись. И семена разные в этот скарб покидали. А как до места, в году этак 1844-м, добрались, костры развели. Котелки над ними повесили. А чтобы было, что в них бросить, семена в землю воткнули. В том числе и картофельные.

Ну, а те, ничего не подозревая, и проросли. И росли себе припеваючи, на радость неправильным американским пионерам. Целых 15 лет росли, горя не знали.

А в 1859-м дополз-долетел до Скалистых гор жук. Дополз-долетел, осмотрелся… «Батюшки светы… Да тут не только паслён. Картошка! И ботва… Зелён-зелёная». Надо бы сказать, что пока жук с этой Сонорской провинции полз-летел, он вкус картофельной ботвы успел уже распробовать.

За пять лет до Скалистых гор с тамошними пионерами и их полями… В 1855-м на пути у жука лежала Небраска. И там тоже были… и пионеры, и поля картофельные. С изумительной… Зелёной и обалденно вкусной листвой. Куда там до неё паслёну! В общем, в Небраске жук уже распробовал – какая она на вкус, ботва картофельная. И понравилось ему.

Небраскинским пионерам, естественно, – не очень. Очень даже не понравилось такое жуковое самоуправство. Но они об этом как-то не стали в барабаны бить. Погоревали, погоревали, да и посадили новую картошку. А с жуком стали бороться. Стиснули зубы и… молча. Как могли. Большой же химии ещё времена не пришли. Так что они, в основном, подручными средствами. Руками то есть. Собирали, значит…

А вот те пионеры, что у Скалистых гор картошку посадили, не в пример небраскинским, значительно экспансивнее оказались. Кричать стали. Руками размахивать. Ногами на пока безымянного жука топать. Всё американское сообщество, в том числе и научное, и обратило на них внимание. Сначала на них, потом уже и на виновника всего этого переполоха.

Поскольку картофельные поля были у Скалистых гор, которые и сейчас в штате Колорадо прописаны, то и имя жуку дали, которое не к ночи поминать. Колорадским его назвали.

Так что имя жука – это не память о его Родине. И не то место, где он впервые с паслена на картофельную ботву перебрался. В Колорадо ему первую предъяву сделали. Публично, вслух, громко, на всю Америку заявили, не трогай, мол, не своё. Посади, где оно и росло.

Только жук с новообретенным, колорадским именем хоть и был пока незнаком с нашим национальным достоянием – котом Васькой, но принципами своими некультурными мало чем от него отличался. Слушал, да хавал ботву. Хавал, полз и летел дальше. Полз-полз, летел-летел и добрался-таки, негодяй, до наших родных и не менее бескрайних просторов.

Как колорадский жук, транзитом через Техас, Аризону и Небраску, оказался на картофельных полях Колорадо, я уже рассказывал. Вот только эта страшная история тем не закончилась. Аппетит же, он не только у нас во время еды приходит. У жука, как оказалось, – практически то же самое.

Пожевал, пожевал он ботву в Колорадо, да и двинул дальше. Но не на тех напал. Не испугались американцы. Они свои надежды возложили на широкую и полноводную речку Миссисипи. Ту самую, по которой ничего не подозревающий Гекльберри Финн на плоту сплавлялся.

Наивные. Правда, и мы – не лучше. Уже в следующем веке точно так же на Днепр и Волгу надеялись. А жук, он же не только ползает. Ещё и летает: при хорошей погоде, да попутном ветре 8 километров в час для него – не проблема.

И что ему эта Миссисипи? Лишь бы погода была лётная. Да ветер попутный. Перелетел он речку. И в 1864-м застонали под жуком картофельные поля, а вместе с ними и фермеры Иллинойса и Огайо. Чуть позже сдалась на милость победителя Пенсильвания. А в 1874-м вышел жук к Атлантическому побережью.

Нет, океан – это, конечно, не Миссисипи. Перелететь его было нереально. Может, жук и пытался… История о том умалчивает. Она говорит о другом. О полном попустительстве и бездействии фитокарантинных служб. А может, тогда их ещё изобрести не успели?.. Или только думали. Создавать? Не создавать?

А пока думали, жук безбилетным пассажиром – на суда с американскими продуктовыми благами, где вместе с поп-корном, чипсами, жвачкой ящики с картошкой затесались, и – в Европу. Где его не ждали.

Полной неожиданностью стали в 1877 году для немецких крестьян, возделывавших свои поля в окрестностях Мюльхайма и Лейпцига, дотоле неизвестные им жучки с до боли знакомой нам внешностью. С овальным, выпуклым телом со спинкой жёлто-оранжевого цвета. И расчерченными десятью черными полосками надкрыльями.

Но если крестьяне только разводили руками в недоумении, то специалисты сразу определили – кто это перед ними. И мгновенно оценили опасность, нависшую над старой доброй Германией. А вместе с ней и над всей Европой.

О демократических ценностях тогда даже догадываться не начинали. Меры по спасению утопающих были приняты незамедлительно. Рейхстаг срочно запретил ввоз в страну американского картофеля. А тем, что уже попало на немецкие поля, занялась армия. Сотни сапёров и тысячи приданных им в помощь пехотинцев окапывали зараженные жуком поля глубокими траншеями. Заливали картофельные всходы нефтью и жгли, жгли, жгли. Химики на практике проводили испытания новейших ядов. И травили, травили, травили…

Следующим годом на протравленных и выжженных площадях посадили только несколько картофельных грядок. В надежде на то, что оголодавшие за зиму жуки обязательно проявят себя. Но они – не проявили.

И тогда, для верности выждав ещё годик, немцы решили, что победили. Но… Просчитались. Открывать и пить шампанское было ещё рано.

На все эти хитрости и уловки у жука были свои аргументы. Оказалось, что у него, в отличие от всех остальных насекомых, имеющих, как правило, только одну форму покоя, их – целых шесть. Одна из которых – многолетняя диапауза. Её длительность 2-3 года.

Иначе говоря, можно три года не сажать картошку, а когда на четвёртый… В полной уверенности, что всё, подохли супостаты. Если не от ядов, то от голода. В полной уверенности в собственной безопасности высаживаете на четвёртый год картошку… И только-только показалась её зелёная ботва из земли, как… Тут как тут жук. Учуял аппетитный запах, понял, что завтрак, обед и ужин за все три года – на столе… Очнулся от этой самой многолетней диапаузы и… Только его и ждали! Вернее, совсем не ждали.

Наша песня хороша – начинай сначала. Даже если и не очень хороша. Всё равно – сначала. И опять сапёры, пехотинцы, химики. Рыли, жгли, травили. И только-только вроде бы… «Фу-уу… Неужели победили?». Как в 1887 г. жук появляется уже в окрестностях Ганновера. И снова – «Армия, в ружьё!».

А потом… Потом армии стало не до жука. Началась война. Первая мировая. В которой посильное участие приняли и американские вооруженные силы. А чтобы солдат воевал, ему недостаточно только винтовку в руки дать. Его ещё одеть, обуть, накормить надо. И везли американские транспорты к Европейским берегам не только солдат, вооружение и воинскую амуницию, но и продовольствие. Среди которого картошка занимала не последнее место.

В общем, когда война закончилась, победители с ужасом обнаружили очередной очаг распространения колорадского жука в районе французского города-порта Бордо. С одной стороны, французам было немного легче. Ведь до них опыт борьбы с этой листоядной насекомой напастью уже апробировали немцы. И, оглядываясь на Германию, во Франции начали жечь и травить. Травить и жечь…

Но время было упущено. За годы войны жук обосновался на очень большой территории. И обосновался так, достаточно крепко. Выбить с занимаемых позиций его было уже невозможно. К 1931 году жуки чувствовали себя полноправными хозяевами на картофельных полях 32-х из 83-х департаментов Франции.

А ещё через восемь лет грянула Вторая мировая. И в продовольственном обеспечении Вермахта были задействованы все оккупированные Германией страны. В том числе и Франция. Так в 1943 году на крупной польской станции Демблин оказались многочисленные эшелоны с живым, мычащим французским мясом для войск Восточного фронта. Скот благополучно забили, отправили по армейским складам, а потом и съели. Но вот навоз, что образовался по пути из Франции в Польшу… Не пропадать же добру? Аккуратные и педантичные немцы разрешили использовать навоз местному населению. В качестве органического удобрения.

Те, такие радостные, и вывезли его на поля. А в навозе оказалась одна… Одна-единственная самка колорадского жука, которая благополучно перезимовала и… И следующим летом все поля в радиусе 2-х километров от Демблина были заражены колорадским жуком.

На этом он, как обычно, не успокоился. Двинулся дальше. Невзирая на государственные границы, таможенников, пограничников. Полз, летел… И в 1949 году пересёк границу Союза Советских, где впервые был обнаружен на картофельных посадках Львовской области. Ещё через четыре года его ареал расширился. «Под жуком» оказались Волынская, Брестская, Гродненская и Калининградская области.

А Калининград, в отличие от Львова, Луцка, Гродно и Бреста, уже Россия. Вот так жук и добрался до наших родных и не менее бескрайних просторов. И пошёл по ним. По полям, весям и огородам. И началась война с ним.

Константин Кучер

shkolazhizni.ru

Leave a Reply

*

НА ЗАМЕТКУ

  • “Если в течение трех часов после приема пищи вам уже хочется есть, значит вы испытываете стресс или скуку, а не голод. Жажда также может вызывать чувство голода - прежде чем есть, выпейте стакан воды.”
  • “Не ешьте, пока не испытаете чувство голода. Постарайтесь растянуть процесс приема пищи, смакуя каждый кусочек. Если вы медленно едите и тщательно пережевываете пищу, вам для насыщения потребуется гораздо меньше еды. Учтите, что только минут через 20 после начала еды желудок просигнализирует мозгу о том, что он полон, поэтому выходите из-за стола с легким чувством голода.”
  • “Потемнение ареола вокруг сосков На ранних сроках беременности можно заметить небольшое потемнение и увеличение диаметра ареола вокруг сосков. Это процесс заложен природой: так новорожденному малышу будет проще найти грудь матери.”
  • “Регулярно ешьте блюда, приготовленные из продуктов, содержащих крахмал, - картофеля, круп, злаков, риса, а также макаронные изделия и хлеб. Хорошо, если последние изготовлены из муки грубого помола.”
  • “Чтобы печенье в духовке не пригорело, под формы надо сыпать немного соли.”
  • “Всю стеклянную посуду можно отмыть без специальных средств. В теплую воду нужно добавить немного уксуса или крупной соли.”
  • “Не отказывайтесь полностью от каких-либо продуктов; нет запрещенных продуктов, есть продукты, потребление которых следует контролировать.”
  • “Пейте зеленый чай. Помимо того, что он богат антиоксидантами - витаминами C и E, зеленый чай также способствует пищеварению.”
  • “Еда всегда должна быть свежей, только что приготовленной. Разогретая пища не приветствуется организмом, только человек это замечает, уже заработав себе \"болячку\".”
  • “Не следует пить молоко с овощами, мясом, рыбой, яйцами, кислыми фруктами, кефиром. Они несовместимы. Его лучше пить с гренками, сладостями или само по себе.”
  • “Избегайте чрезмерного употребления копченостей, сыра, других соленых закусок; сократите количество соли, которое вы добавляете в пищу. Замените ее травами и специями.”
  • “Горчица, разведенная на молоке вместо воды, значительно лучше сохраняется, не сохнет.”
Log in |