KSTATIE.com | КСТАТИ

«Бухенвальдский набат», его автор и «Мэрцишор»

1965-й год.  Я заканчиваю 10-й класс. Впереди – последний год обучения в школе, выпускные экзамены, выбор жизненного пути. А пока я – активист городского Дома пионеров и школьников, который посещал в течение пяти лет, принимая участие в спектаклях, экскурсиях, работе различных кружков – спортивных и творческих: настольного тенниса, баскетбола, легкой атлетики, рисования, черчения, фотографии… Попутно замечу, что всё это мне в будущей жизни пригодилось. А пока родной город готовился к республиканскому фестивалю, который с того самого года начал проводиться в республике ежегодно и получил название «Мэрцишор». Нам предложили разработать свои сценарии и проекты.

Я решил инсценировать песню Вано Мурадели «Бухенвальдский набат», созданную им в 1959-м году. Идея заключалась в том, чтобы не просто исполнить песню, а сопроводить её исполнение звоном колокола, инсценировать шествие узников фашистских концлагерей во время их последнего пути в крематорий Бухенвальда. В самом конце песни над головами поющих взвивался плакат-лозунг: «Люди мира, остановите смерть!» Проект был одобрен, пригласили специалиста-хоровика, и мы в течение нескольких месяцев репетировали в Доме пионеров.

Недавно во время посещения Сорок я встретил в городе Любовь Ильиничну Албу, которая работала затем учителем и завгороно, а в те далёкие годы она была пионервожатой в Доме пионеров и школьников, которым руководила Полина Константиновна Макарени. Любовь Ильинична Албу даже сейчас, через сорок лет, помнила этот эпизод! Сначала мы выиграли городской смотр, затем отправились на республиканский. Он проходил на открытой площадке в Зелёном театре Кишинёва. Среди членов жюри были известные композиторы и оперные певцы: Василий Загорский, Евгений Дога, Михаил Мунтян, наш земляк-сорочанин Константин Крамарчук…

Всё было хорошо, но в момент нашего выступления начался дождь, и зрители, вместо того чтобы слушать и смотреть, торопливо раскрывали зонтики, укутывались в плащи и не очень-то обращали внимание на провинциалов из далёкого от столицы районного центра Сороки. Тем не менее, сегодня, спустя почти полвека, считаю эту песню своей первой творческой удачей как участника и организатора её исполнения. И отрадно мне было услышать через несколько лет «Бухенвальдский набат» в исполнении Муслима Магомаева, который включил в музыку тот же самый колокольный звон…

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Люди мира, на минуту встаньте!
Слушайте, слушайте: гудит со всех сторон!
Это раздаётся в Бухенвальде
колокольный звон, колокольный звон.
Это возродилась и окрепла
в мерном гуде праведная кровь.
Это жертвы ожили из пепла
и восстали вновь, и восстали вновь.
И восстали,
и восстали,
и восстали вновь!

Сотни тысяч заживо сожжённых
строятся, строятся, шеренги к ряду ряд.
Интернациональные колонны
с вами говорят, с вами говорят.
Слышите громовые раскаты?
Это не гроза, не ураган –
это вихрем атомным объятый,
стонет океан, Тихий океан.
Это стонет,
это стонет
Тихий океан.

Люди мира, на минуту встаньте!
Слушайте, слушайте: идут со всех сторон.
Это раздаётся в Бухенвальде
колокольный звон, колокольный звон!
звон плывёт, плывет над всей Землёю.
И гудит взволнованно эфир:
«Люди мира, будьте зорче втрое,
берегите мир! Берегите мир!
Берегите,
берегите,
берегите мир!

С одной стороны, текст был написан в лучших традициях советской патриотической песни, призывавшей к миру – тому миру, к которому стремился, казалось бы, весь мир, а в действительности – миру по понятиям тогдашних советских идеологов. С другой стороны, в песне, действительно, были слышны звуки и слова, напоминавшие набат, – мерные, чеканные, строгие. Последнее обстоятельство буквально завораживало слушателей и зрителей. Все знали имя композитора – Вано Ильича Мурадели, который, кстати, в конце 1940-х годов подвергался суровой критике со стороны партийного руководства и в частности – главного идеолога партии Андрея Жданова за оперу «Великая дружба». Лично я не знаю, за что упрекали Мурадели, но простой человеческой дружбой он, безусловно, поступился…

Почему я так считаю, сейчас объясню. Никто нигде и никогда не упоминал автора стихов песни «Бухенвальдский набат». Между тем, автор, разумеется, был, и звали его не Вано Мурадели, а Александр (точнее – Исаак) Соболев. Это был москвич, фронтовик, инвалид войны второй группы. Но имел два серьёзных недостатка, которые, вместе взятые, представляли собой серьёзную преграду для официального «разрешения на известность»: Соболев был беспартийный и еврей.

Летом 1958-го года он узнал из газет об открытии мемориала на территории бывшего лагеря смерти Бухенвальд, где была возведена башня с колоколом наверху. Набат этого колокола должен был вечно напоминать миру о жертвах фашизма (точнее – нацизма). В те же годы на атолле Муруруа в Тихом океане проводились ядерные испытания, что тогда воспринималось в Советском Союзе как подготовка к новой, теперь уже ядерной войне.

В соответствии с партийными установками того времени советским людям следовало давать отпор этим ядерным приготовлениям. Александр Соболев и пытался своими стихами предупредить мир о готовящейся опасности. Но газета «Правда» отказалась печатать эти стихи. Почему – сказать трудно (скорее всего – из-за того, что автор – еврей и беспартийный!) Они были опубликованы в газете «Труд». А когда Вано Мурадели, восхищённый этими стихами, написал музыку к ним и отнёс песню на радио, один из известных поэтов-песенников вынес ужасный по тем временам вердикт: «Это не стихи, а мракобесие…».

Однако в том же 1959-м году шла активная подготовка к седьмому Всемирному фестивалю молодёжи и студентов, который должен был состояться в столице Австрии Вене с 26-го июля по 4-е августа. Там и была впервые исполнена эта песня хором студентов Уральского университета. А в Советском Союзе она прозвучала только в документальном фильме, посвящённом фестивалю, – «Весенний ветер над Веной». После этого «Бухенвальдский набат» вошёл в репертуар ансамбля песни и пляски советской армии под управлением Бориса Александрова, а всенародной он стал ещё спустя некоторое время благодаря мастерскому исполнению Муслима Магомаева.

Но все последующие сорок лет авторство Соболева нигде и никогда не упоминалось. Песня исполнялась повсюду, печаталась в сборниках, но всегда и везде указывался только автор музыки – композитор Вано Ильич Мурадели. Доходило порой до трагикомических анекдотов. Например, известен случай, когда во Франции один благодарный слушатель обратился к руководителю советской делегации – сотруднику органов КГБ – с просьбой подарить автору стихов легковой автомобиль. На что последовал ответ: «У него есть всё, что ему нужно!» А Соболев в это время проживал с женой в бараке, и улучшений жилищных условий у него не предвиделось. Теперь пора рассказать подробнее об этом человеке.

Исаак (Александр) Владимирович Соболев родился в 1915-м году на Украине, в местечке Полонное нынешней Хмельницкой области. Он был последним ребёнком в бедной еврейской семье. Когда мальчик стал слагать стихи, его отец озабоченно спросил у матери: «Что он всё время бормочет? Может, показать его доктору?» В год окончания школы на выпускном вечере школьный драмкружок показал спектакль по его пьесе под названием «Хвосты старого быта». Вскоре умерла мать, отец привёл в дом мачеху, и 15-летний подросток, сложив в плетёную корзинку две пары латаного белья и тетрадь своих стихов, отправился к старшей сестре в Москву. Там он выучился на слесаря и стал зарабатывать на хлеб насущный как рабочий.. Вступил в литературное объединение при многотиражке механического завода, начал публиковать свои корреспонденции в городской газете и, в конце концов, пришёл в неё работать. Всё это время Александр продолжал писать стихи.

Началась война. Соболев воевал рядовым и в 1944-м вернулся инвалидом второй группы. После войны – работа в литейном цехе авиамоторного завода, заводская многотиражка. В этой газете и познакомился Александр с девушкой Татьяной, ставшей его звездой, музой, счастьем, его опорой и надеждой – той, с которой они прожили вместе 40 лет…

Туман в окне. А может, темень?
Наверно, ночь… Вокруг – покой.
Плывут по небу тучки-тени.
Мы на Земле одни с тобой…

Эти двое явно были предназначены друг другу свыше. И, возможно, все остальное (жизненная неустроенность, конфликты с властями, непризнание коллегами по перу литературного таланта Соболева) было просто платой за эту необыкновенную любовь. Соболеву была дана в жизни его Татьяна. Все остальное было отнято. Резко критическая направленность газетных публикаций Соболева привела к тому, что его уволили «по сокращению штатов». В результате этого конфликта его здоровье резко ухудшилось, и почти пять лет ему пришлось провести в различных госпиталях. Завершилось все это получением справки ВТЭК с фактическим запретом на любой труд. Временами болезнь отступала. Но о штатной газетной работе Соболев мог только мечтать. И дело было не только в запрете медиков – наступили годы, когда:

О нет, не в гитлеровском рейхе,
а здесь, в стране большевиков,
уже орудовал свой Эйхман
с благословения верхов…

…Не мы как будто в сорок пятом,
а тот ефрейтор бесноватый
победу на войне добыл
и свастикой страну накрыл.

Как вспоминает вдова поэта, Соболев пришёл тогда на приём к инструктору горкома партии. Тот выслушал его просьбу о работе и, сославшись на национальность Соболева, сказал: «Почему бы Вам не пойти в торговлю?» Немного поддерживали Соболева коллеги-газетчики, время от времени тайком давая ему подработать…

Так прошли годы. И в 1958-м грянул «Бухенвальдский набат». После того, как в «Труде» в сентябре 1958-го года «Бухенвальдский набат» был напечатан, Соболев сам послал его композитору Вано Мурадели. Уже через два дня Вано Ильич позвонил ему по телефону и сказал: «Пишу музыку и плачу… Какие стихи!»

Нельзя, наверное, ни в чём винить Мурадели, но загадка остаётся по сей день загадкой: как вспоминает вдова Александра Соболева, Татьяна Михайловна, при исполнении «Бухенвальдского набата» имя автора стихов никогда не называли. И постепенно в сознании слушателей утвердилось словосочетание: «Мурадели. «Бухенвальдский набат». И всё. Не говоря уже хоть о каком-нибудь гонораре – хотя одних пластинок с «Бухенвальдским набатом» было выпущено около 9 миллионов. Однажды Соболев обратился к предсовмина Косыгину с просьбой выплатить хотя бы часть гонорара. Однако правительственные инстанции так же, как и все прочие до того, не снизошли до ответа автору стихов.

Вдова поэта не берётся утверждать, что замалчивание авторства было результатом некоего указания сверху. Однако и не исключает этого. Иначе трудно объяснить некоторые детали поведения властей.

Популярность песни росла с каждым днём. Известный писатель Константин Федин, например, так отозвался о ней: «Я не знаю автора стихов, не знаю других его произведений, но за один «Бухенвальдский набат» я бы поставил ему памятник при жизни». А вот другой отзыв. «Бухенвальдский набат» – песня-эпоха. И скажу без преувеличения – мир замер, услышав эту песню», – писал в «Советской культуре» поэт Игорь Шаферан.

В газетах мелькали заголовки: «В гостях у автора «Бухенвальдского набата», «Почта автора «Бухенвальдского набата», – но везде речь шла только о Мурадели… К Александру Соболеву в период славы его песни, как, впрочем, и никогда после, не пришёл ни один журналист.

А в доме Соболевых день за днём текла тихая, трудная и… счастливая жизнь. В течение 40 лет Татьяна Михайловна делала карандашные зарисовки, по-своему комментируя свою жизнь с мужем. Сейчас она сама уже и не помнит, по какому поводу затеяла этот забавный рассказ в рисунках, своего рода мультфильм, основными персонажами которого были Большой Кот и Маленькая Кошка. Большого Кота Татьяна изображала толстым, добродушным и доверчивым. Маленькая Кошка – как она сама говорит – была беспородная, тощая, шилохвостая, с острой мордочкой, вреднющая и проказливая. Муж её называл этот цикл «Кошкинианой».

Глядя на рисунки, понимаешь, что только потому, что рядом с ним всегда была его Маленькая Кошка, Соболев находил в себе силы писать стихи, и вообще – жить. И даже этой жизни радоваться…

Он умер 6-го сентября 1986-го года. Его вдова 10 лет обивала пороги издательств в надежде опубликовать наследие покойного Соболева. И везде ей отказывали.

Тогда Татьяна Михайловна продала оставшуюся ей после смерти матери трехкомнатную квартиру, купила однокомнатную, а на вырученные деньги при помощи и содействии Еврейской культурной ассоциации издала стихи мужа. Так через 10 лет после смерти поэта увидела свет его первая и последняя книга. Она так и называется – «Бухенвальдский набат».

А я всего этого не знал вплоть до последнего времени. Но тогда, в 1965-м, каким-то седьмым чувством почувствовал, что «Бухенвальдский набат» – это «наша песня» и открыл ей дорогу на «Мэрцишор». В 2005-м году, когда я проводил впервые фестиваль «Мэрцишор» в Израиле, в Доме бессарабских евреев в Тель-Авиве, вдруг оказалось, что с того памятного «Мэрцишора» прошло ровно сорок лет. Видит Б-г, я этого не хотел и ничего под эту дату не подгонял: так оно само собой получилось!

Давид ХАХАМ
soroki.com

Leave a Reply

*

НА ЗАМЕТКУ

  • “Ешьте меньше животных жиров. Покупайте только постное мясо, удаляйте весь видимый жир и снимайте кожу с курицы. Не соблазняйтесь пирожными и другими кондитерскими изделиями.”
  • “Не ешьте перед сном. Если чувствуете голод, лучше выпить стакан тёплого молока. Можно добавить немного кардамона, имбиря - о вкусах не спорят.”
  • “Всю стеклянную посуду можно отмыть без специальных средств. В теплую воду нужно добавить немного уксуса или крупной соли.”
  • “Кровь сначала следует промыть холодной водой, и чем раньше, тем лучше.”
  • “Применение мешков для стирки предотвращает порчу белья,кроме того таким образом снижается механическое трение косточек бюстгальтеров и предотвращается их выпадение в процессе стирки.”
  • “Лучше есть 3 раза в день, но если вы чувствуете голод, можно перекусить между приемами пищи овощами или фруктами.”
  • “Если на глазу выскочил ячмень, смешайте измельченный капустный лист с сырым белком одного куриного яйца, заверните полученную массу в чистую марлю и приложите к образованию. После нескольких таких компрессов ячмень рассосется. Можно при ячмене горсть сухого инжира заварить стаканом кипящего молока, дать немного остыть, затем растереть инжир в молоке и принимать эту смесь по 0,5 стакана 2-3 раза в день за 30-40 минут до еды. Помогают избавиться от ячменя и теплые компрессы на больной глаз с крепкой заваркой черного чая.”
  • “Запах масляной краски в квартире быстрее исчезнет, если в нескольких местах поставить тарелки с солью.”
  • “Стирка в щадящем режиме особенно рекомендуется для чувствительных материалов (например, кружев).”
  • “Регулярно ешьте блюда, приготовленные из продуктов, содержащих крахмал, - картофеля, круп, злаков, риса, а также макаронные изделия и хлеб. Хорошо, если последние изготовлены из муки грубого помола.”
  • “Купальные костюмы после каждой носки тщательно стирать в стиральном порошке, поскольку солёная и хлорированная вода, а также солнцезащитные средства, кожный жир и пот могут повредить структуру ткани.”
  • “Помните, что эластан (лайкра) не переносит кипячения и отбеливания с применением хлора.”
Log in |